Форум Коварных Дашнаков -> Последний сон Мугаба

Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Каскадный · [ Стандартный ] · Линейный

> Последний сон Мугаба, рассказ :)

Дав
post Nov 14 2006, 09:35 PM
Отправлено #1


типа ушлый уже
**

Группа: Левые Пассажиры
Сообщений: 171
Регистрация: 14-November 06
Пользователь №: 30



Последний сон Мугаба

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


- Слушайте, я уже сыт вашими армянскими штучками. В сотый раз повторяю, я каждый день тут сижу, это мое место.
«Новенький» продолжал что-то недовольно на ходу бурчать, но Мугаб его уже не слышал. «Еще одна победа над армянами», - пронеслась мысль. Он важно сел на свое место в первом ряду и стал неторопливо выкладывать на колени весь традиционный набор. И на этот раз опять колени оказались слишком малы, чтоб вместить все нужные вещи. Как всегда пришлось выбирать между бутылкой гранатового сока и биноклем. На этот раз Мугаб решил отдать предпочтение биноклю. Без сока он пока как-нибудь обойдется. Есть еще минералка и три бутерброда. А бинокль, как ни крути, но все же нужен. День обещал быть нескучным…

В зале пока было пусто. Народ только-только начинал прибывать. Через три кресла от Мугаба расположился Семмо со своим «джентльменским набором». Мугаб наизусть знал, что туда входит и мог закрытыми глазами определить, в какой канистре тутовка, а в какой анисовка. Вечером, правда, это сделать было практически невозможно, ибо зал весь пропитывался стойким запахом спирта, исходящего со всех сторон. Народ здесь был хоть и разношерстный, но одинаково неравнодушный к спиртному…

Интересно, кто первый возьмет слово. Наверняка Ардани или Уткарш. Мугаб настолько знал всю эту кухню, что ему порой бывало неинтересно. Он заранее знал, кто что будет говорить и чем все это закончится.

Эх, а ведь были времена, когда он сам выступал с этой трибуны… Армяне трепетали и содрогались каждый раз, когда он поднимался на трибуну. Некоторые, даже заранее объявляли траур и приходили одетыми во все черное. Хотя нет. Это было уже когда он во второй раз уходил. А может в третий? Неважно. Бутерброд действительно оказался вкусным, зря он грешил на итальянский кетчуп. Пя-пя-пя. Челюсть работала не покладая рук. Ритмичное щелканье, казалось, было слышно даже в коридорах и в подсобке. «Все-таки наши историки молодцы, в ней и в самом деле что-то есть», - подумалось ему. Мугаб был доволен своей челюстью. Пусть армяне слышат и завидуют. У них такой нет и не будет. Еще одна победа над армянами.

Глаза Мугаба, видимо решив не мешать челюсти работать, стали бесцельно ерзать по залу в поисках интересного. Но быстро остановились, наткнувшись на пронизывающий взгляд, обдающий ледяным холодом. Взгляды перекрестились. Челюсть, не получая подпитки, стала биться в холостую, разнося ужасный скрежет по всему залу. «Сука», - подумал Мугаб. «Сам сука», - подумал Арин-Берд.

Мугаб демонстративно отвел глаза и отвернулся. «Пусть все знают, что я его не боюсь!».

Ему было неприятно думать об этом человеке. Об этом исчадии ада, который за год выпил всю его кровь и довел до обострения всю нервную систему.
Но фашист и не думал отводить взгляд и сверлил Мугаба уже третью минуту. Это становилось невыносимым. Нет, кетчуп все-таки дерьмовый. Он не ошибался, когда не доверился запаху. Видимо в магазине решили распродать остатки. Мало нам армян, еще и свои им помогают. Нет, это действительно уже ни в какие рамки не лезет. Он что, собрался весь день пялиться?

Но тут случилось чудо. Все внимание немногочисленных присутствующих оказалось приковано к необычной парочке. Через черный вход, ссутулившись, к последним рядам пробирался Ахпер Гасанов. За ним, на не очень длинном поводке, виляя хвостиком бежала собачка какой-то необычной породы. Мугабу никогда не приходилось видеть такую оригинальную помесь таксы, пуделя и бультерьера. Парочка выглядела до того комично, что в зале началось небольшое оживление. Даже Семмо, повернувшись в её сторону, выдал очередной стих, сопровождавшийся тихим гоготом рядом сидящих.

Тут что-то не так. Мугаб слишком хорошо знал всех действующих лиц и неоднократно убеждался, что здесь просто так никогда ничего не делается. За Ахпером Гасановым тянулся целый шлейф легенд и мифов. Армяне не зря относили Ахпера с ключевым винтикам азагитпроповской машины. Гасанов просто так не стал бы заводить такую оригинальную собачку. С этим даже Мугаб был согласен. Нет, тут явно что-то не так. Поскорее бы все узнать, черт возьми…

Стали проверять микрофон. Раз-раз…раз…раз-з-раз... «Пидараззз», - почему-то подумалось Мугабу и он ухмылнулся. Настроение опять начало подниматься. Надо будет не забыть и заскочить в парикмахерскую.

Зал стал наполняться вновь прибывшими и потихоньку свободных мест почти не осталось. Первые ряды уже давно были заняты, когда вошла троица Кинза, В Баку и VMS. Им пришлось проталкиваться в задние ряды.
Мугаб конечно же мог бы наорать на робко сидящих рядом армян и заставить их уступить места для ребят, но не стал. Между ним и парнями пробежала кошка, еще когда он во второй раз возвращался после того, как громко хлопнул дверью. А может в третий? Неважно. Мугаб тогда не сдержался. Проявил слабость, за которую ему теперь мстят молчанием. Нет. Неприятно об этом думать. Сам виноват. Надо было просто не заходить больше сюда. Да и сегодня не следовало приходить, пусть даже в роли зрителя. Надо встать и уйти. Да, точно. Нужно просто встать и сделать первый шаг. Мугабу вдруг стало грустно от мысли, что никто его не понимает. Нет никого, кому бы он мог излить свою боль, свои переживания. Ну зачем сейчас-то уходить? Ради кого? Ведь и сам В Баку уходил, потом возвращался. И многие так же поступали. Фуууу, гадость, а не минералка. Что эти ишаки туда добавляют, интересно? А ведь правы были русские, что ни говори…

Первым слово взял Ардани. Говорил как обычно про фашизм азербайджанцев. Про ножвспину. Ему как всегда поддакивали со всех рядов. Ардани говорил долго, Мугаб успел съесть одну котлету и запить остатками минералки. В кого бы кинуть пустой бутылкой? В Семмо нельзя, у него одна канистра лежит уже пустая. Может в Абрикоса? Мугаб стал выбирать момент, когда все будут задавать вопросы Ардани. Но каким-то шестым чувством он почувствовал на себе тот самый сверлящий взгляд. Рука опустилась. Нет, не нужно кидать в Абрикоса. Он и так боится. Наверняка помнит, какую Мугаб ему головомойку устроил. Мугабу стало весело. Он стал вспоминать, как разрывал всех этих армян на кусочки. Эх… Сколько было побед над армянами… Вернуться бы сейчас и показать класс. Нет-нет-нет. Стоп! Надо отгонять такие мысли. К хорошему они не приведут.

К трибуне пыталась прорваться Ундина, но кто-то цепко схватил её за подол одежды и не пускал.

В зал вошли еще двое и прошли между рядами. Это были Артур2005 и Дав. Они были одеты во все черное и от них за километр несло кладбищем. «Мрачные люди…», - подумалось Мугабу. Дашнаки оделись в черное, после того, как Мугаб вернулся во второй раз. Нет, все-таки в третий. Да, точно третий, теперь вспомнил. Теперь ежедневно справляют траур по этому поводу. Помнят! Какая яркая победа над армянами!

Дашнаки пошли к Арин-Берду и стали о чем-то шептаться. Они демонстративно не смотрели в сторону Мугаба и поочередно кивали в сторону сцены. Но Мугаб знал, что наверняка что-то против него замышляют.

Он ненавидел дашнаков лютой ненавистью. Да и как иначе можно относиться к людям, у которых слово «общечеловек» является оскорблением. Мугаб хорошо помнил тот день, когда Дав впервые назвал его этим словом. Сначала он даже не понял, что его пытались оскорбить, настолько было велико удивление.

К черту дашнаков. Надо съесть еще одну котлету и попробовать соседские помидоры с болгарским перцем. Нет, перец однозначно хорош в этом году. Да и помидоры неплохие. Хотя в позапрошлом году помидоры выдались просто пальчики оближешь… Пя-пя-пя… Прямо слюнки потекли…

От приятных воспоминаний Мугаба отвлек шум в зале. Оказалось, к тому времени после Ардани успели выступить еще трое. Зал просто гудел так, что тряслись окна. «Опять дашнаки что-то не поделили», подумал Мугаб. К трибуне пробирался кто-то из новичков. Мугаб не мог припомнить его ник. У того на лице было уже два шрама, хоть он и появился всего месяц назад. Носителей шрамов в последнее время становилось все больше и больше. Мугаб поймал себя на мысли, что все-таки во время ушел со сцены.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

«Лицо со шрамом» дорвался наконец до трибуны и стал кричать и оскорблять кого-то из азербайджанцев. С задних рядов посыпались ответные реплики. Обстановка все больше накалялась. Кто-то кинул в оратора помидором. «Астраханский сорт!», отметил про себя Мугаб. Он тоже вкусный, но только когда хорошо поспеет. Его вкуснее есть со свежей зеленью и сыром… Пя-пя-пя…

На сцене началась драка. Сразу же создалась куча-мала и было невозможно понять кто кого бьет. Прямо перед носом у Мугаба Артур2005 протащил по полу за волосы какого-то новичка. Семмо швырялся в Кинзу пустыми канистрами. Тот отвечал помидорами. На сцене кого-то били уже ногами. Мугаб заметил разгоряченную Ундину, которая локтями пробивалась к трибуне, но её не пускали. Драка перенеслась уже и на зал. Кто-то слева больно задел Мугаба за локоть, котлета с хлебом чуть не полетела на пол.

«Сейчас что-то начнется», - подумал Мугаб и стал высматривать место под ногами. И действительно – в зале раздался протяжный свист и крики «шухер!». Народ начал хаотично прятаться куда попало. Ворвались модеры и начали сечь кнутами всех без разбору. Особенно не повезло тем, кто не успел слезть со сцены. Удары приходились по всем частям тела. Кровь хлестала со всех свежих шрамов и брызгала фонтаном.

Мугабу повезло. Кнуты обошли его стороной. Он уже успел перевести дух. Народ тоже стал медленно приходить в себя. Все уже привыкли к этим карательным рейдам. К сцене опять стала пробиваться Ундина, но кто-то её опередил и затянул нудный разговор про какую-то неинтересную статью. У выступающего были очень странные ботинки из какой-то непонятной кожи. Надо бы разглядеть получше. Но бинокль куда-то делся. Армяне украли бинокль! Какой же это все-таки коварный народ. Мугаб встал, чтоб спросить у зала, кто украл бинокль. Но тут он увидел его под своим креслом. Видимо упали с колен во время драки.
Ботинки оказались обычными, просто крашеными. Интересно, а картошка уже успела остыть? Хорошо бы съесть её еще теплой, а то потом вкус другой, не отличишь где грибы, а где картошка. А может все-таки съесть шашлык? Нет. Так не пойдет. Раз решил шашлык оставить напоследок, то не будем даже думать об этом. Мугаб всегда, еще с детства любил оставлять все самое вкусное напоследок. Хотя запах шашлыка уже давно пробивался из сумки и дурманил своим ароматом. Пя-пя-пя…

И вновь произошло чудо – Ундине наконец удалось штурмом взять трибуну.

- А…ммм… уважаемые юзеры!... А давайте… А давайте в городки поиграем! Нет, правда, давайте в городки! Ардани, называй город, потом я назову другой, а потом все вместе будем играть! Матсур, Ной, не сачкуйте!

Мугаб понял, что это как минимум на час и можно расслабиться. Он встал, аккуратно разложил свое добро на кресле и двинулся в сторону выхода.

В туалете все кабины были заняты. Мугаб знал, что Дав с Зиданом специально к приходу туда Мугаба закрывают все кабины, чтоб вызвать у него страдания. Ничего, дашнаки за все заплатят. Из одной кабины вышел парень и Мугаб быстро вбежал туда, пока никто не занял. Всё. Теперь он мог действительно расслабиться и подумать о вечном…

Вдруг до его слуха стал доноситься еле слышный шепот из соседней кабины. Говорили двое и на азербайджанском. Речь шла про каких-то пуделей и особенный корм для них. «Смотри не перепутай», - говорил один другому - «Корм держи в правом кармане, они так привыкли. Когда начнут вставать на лапки, не забудь подкармливать». «А армянские значки ты на них уже прицепил? А у самки точно течка?». «Уже все готово. Дашнакских значков отыскать не удалось, пришлось обычные с горой Арарат вешать. Но тоже пойдет. И с самкой тоже все в порядке. У неё еще три дня назад течка началась, мы проверяли».
Потом долго спорили по поводу названия корма.
- Да не Вискас это. Вискас для кошек. А для собак по-другому называется. Забыл…
- Чаппи, - решил так же тихо по-заговорчески подсказать на азербайджанском Мугаб.
Наступила пауза.
- Кто там?
- Я.
- Кто «я»?

Пока один спрашивал, голова другого показалась поверх стенки кабины. Мугаб узнал Ахпера Гасанова.

- Салам, гагаш, - Мугаб почему-то начал от волнения громко, на весь туалет рассказывать Гусейнову про то, как ему нравится читать статьи последнего.

Но Гусейнов не дал ему выговориться. Попросил подойти потом к ним в последний ряд. На том и порешили.

«Что бы ему еще сказать?», - думал Мугаб, вспоминая весь разговор от начала и до конца. Надо обязательно про Гейдара пару слов и про экономическое чудо. Не забыть бы Ильхама похвалить.

Мугаб опять вошел в зал. По-хозяйски оглядел свое место и остался доволен. Армяне обходили его кресло стороной. Боятся! Еще одна победа над армянами.
Запах шашлыка заботливо и бережно окутывал все кресло. Пусть, совсем немного осталось. Шашлык подождет. Надо идти к Гусейнову. Ахпер нуждается в Мугабе, это ясно видно, иначе ведь не пригласил бы. «Ценят меня», - подумал Мугаб и напевая что-то веселое под нос стал двигаться к крайним рядам.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Как оказалось, там уже собрались все азербайджанцы. Даже дейазовская тусовка была в полном сборе. Даймонд, Зиядлы, Файка, Дисмисс, Атропат… кого только не было.
- Как вы сюда попали?
- По пожарной лестнице, - последовал краткий ответ.

Все сидели, обступив Гусейнова, который важно заседал в кресле, поглаживая правой рукой своего странного пса. Пёсик вдруг сорвался с места и стал обнюхивать Мугаба, бегая вокруг новых мугабовских ботинок. Ахпер заметив его, подозвал к себе.
- Мугаб, ты должен понимать, что все услышанное в туалете надо забыть.
- Да, конечно, Ахпер муеллим. Я уже забыл. Как говорил наш Великий Гейдар…
- Потом поговорим, Мугаб муеллим. Пока садись сюда в кресло и старайся, чтоб Зиядлы не терял тебя из виду.

Эх, жаль, что не удалось вставить цитату из Гейдара. Жаль. Надо выбрать момент и обязательно вставить.
Мугаб попытался завязать разговор с Кинзой, но он не клеился. Кинза явно тоже был недоволен его вторым возвращением. А может третьим? Да какая разница. Не надо было возвращаться после того, как хлопнул дверью. Не надо было. И кто мешал ему, Мугабу, тихо сидеть в зале и есть свои бутерброды. Армяне его и так боялись. Эх…

Мугаб поймал себя на мысли, как здорово, что ему хватило воли в четвертый раз не возвращаться. Действительно, это было бы уже слишком. Да и кто ему мешал не возвращаться и в первый и во второй и в третий раз. Ведь сам же попер на сцену, никто же руки не заламывал.
Черт! Надо быть сдержаннее. Определенно надо! Кинза тоже выразил надежду, что этот серийный кошмар позади и Мугаб исправился. Да! Конечно же позади. Ну ладно, хватит об этом…
На трибуне неожиданно вырос какой-то азери-Newbie и стал толкать стандартную речь.
В это время среди азербайджанской тусовки шел оживленный спор по поводу того, насколько сложно придется Мугабу в войне с армянами.
- Ты главное ничего не бойся, Мугаб, - говорил Сарматиан – эти армяне своей тени даже боятся, ты же сам знаешь. Без русских они никто. Главное, всегда каску не забывай одевать, чтоб осколками не поранило.
- Мугаб, когда пойдешь на войну, разучи наши патриотические песни, я в книжке про ВОВ об этом читал, там хорошо про это сказано, - Атропат собрался было уже пересказывать всю книжку, но к Мугабу вдруг обратился Ахпер и он замолк.
- Мугаб муеллим. Хочу тебе вот что сказать. У нас очень много возможностей и наши мудрые власти постоянно будут о тебе заботится. Ты всегда должен помнить об этом и ценить такое отношение к себе. Мы тоже все будем морально с тобой. Самое главное – ничего и никого не бойся. Армяне только понтоваться умеют. Но мы же все знаем, как они тебя боятся! Ты наш герой, Мугаб муеллим, и мы все очень гордимся тобой.
- Про каску не забудь, - опять вставил Сарматиан.
Мугаб был страшно горд собой. Его просто распирало от важности и удовольствия. Он собрался сказать этим замечательным ребятам ответное слово про Гейдара, Ильхама, про то, что никогда не забудет их заботу и очень ценит такое доверие. Но его не слушали. Хор голосов со всех сторон рассказывал ему про нефть, Турцию, военный бюджет и многое другое.
Мугабу стало вдруг грустно и неуютно. Он вдруг вспомнил про свое кресло, про шашлык и гранатовый сок. В конце концов, почему именно он должен воевать? Но потом ему стало неудобно за такие мысли. Ведь ребята так надеются на него. Они так им гордятся. Потом Мугабу показалось, что он чувствует запах шашлыка. Аромат был настолько сильным, что он ничего не мог с собой поделать.
Но тут все внимание переключилось на трибуну. Новичок вдруг стал рассказывать про хитрость армян и их коварство. «Разогревает аудиторию», - подумал Мугаб – «Значит скоро что-то будет»
Мудрость и проницательность не подвела Мугаба и на этот раз.
- А сейчас слово имеет уважаемый Ахпер Гусейнов, - неожиданно закончил свою речь новичок.

Под аплодисменты азербайджанцев Гусейнов встал и начал медленно идти к трибуне. За ним весело вслед бежала его собачка.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Ахпер начал свою речь традиционным приветствием всей аудитории. Он стал говорить про демократию в армянском обществе, про свободу слова и ситуацию вокруг Карабаха. Речь, откровенно говоря, была скучная. Но азербайджанцы внимательно слушали своего соотечественника.
Мугабу стало неудобно оттого, что он один среди азери скучает. Он стал внимательнее прислушиваться к каждому слову. Как там шашлык, интересно. Мугаб мечтательно представил, как он вернется на свое кресло и… Пя-пя-пя… Хорошо, что он реган свежий не забыл взять. Шашлык с гранатовым соком и свежей зеленью… ммм… Ну ничего, чуть-чуть осталось. Совсем чуть-чуть. Весь день терпел…
В зале началось оживление. Стали раздаваться смешки и одобрительные возгласы. Дело в том, что пока Ахпер выступал, на сцену откуда-то прибежали два белых пушистеньких пуделя с какими-то значками на ошейнике. Видимо их привлек пёсик Ахпера. Вся собачья братия, не обращая внимания на важность момента, стала прыгать и скакать на сцене. Ахпер виновато улыбнулся залу. И сам, прервав речь стал вместе со всеми наблюдать за играми.
- Вот видите, дорогие армяне и азери, даже собаки находят общий язык, а мы с вами никак не можем найти, - сказал Ахпер.
Зал одобрительно загоготал. Действительно все выглядело забавно. Мугаб тоже с удовольствием смеялся вместе с остальными.
Но тут вдруг пёсик Ахпера на глазах всего зала стал сношать одного из пуделей. В армянской части аудитории наступило гробовое молчание, тогда как азербайджанская тусовка ревела от восторга. Откуда ни возьмись появились всезнающие журналисты и стали все снимать на фото и видео…
Ахперу явно было неудобно перед армянами. Мугаб тоже поймал себя на том, что это явно некрасиво вышло и, увидев такую же реакцию Ахпера, обрадовался, что он не один. «Какой воспитанный и порядочный человек», - подумалось Мугабу.

Ахпер делал все, чтоб растащить собак, но очень неудачно споткнулся и выпустил поводок. Пёсик залез теперь уже на второго Пуделя, хотя Мугаб был уверен, что второй точно самец. Все это грозило перерасти в собачью оргию.

Но тут в зал ворвались дашнаки и стали топтать собак. Веселье закончилось. Раздался дикий скулеж и собачий лай. Это был ахперовский пёсик, которому повезло больше тех двух – его сразу же Ахпер взял на руки и стал проталкиваться к выходу.

Азербайджанский сектор взревел от возмущения. Начали раздаваться слова о правах и свободах, о демократии в армянском обществе и требования прекратить дашнакский беспредел.
- Это возмутительно! Куда смотрит комитет по защите животных!
- Как можно так мучить бедных собачек.
«Атас. Уходим», - раздалось тихо где-то недалеко и азербайджанцы начали буквально испарятся на глазах. Мугаб не понимал, что поисходит.

- Подождите! А как же я?! Куда же вы?!

Но его никто не слушал. Скоро Мугаб остался в полном одиночестве. Своих уже не было. А зал гудел и там кипели нешуточные страсти. Дашнаки притащили какой-то раствор и стали обрабатывать им сцену и всех, кто прикасался к собакам. Потом все стало медленно успокаиваться…

Мугаб решил, что на сегодня хватит переживаний. Пора идти к своему креслу и почитать прессу.

Но дойдя до него Мугаб был ошарашен увиденным. На его персональном месте, в его любимом кресле сидел Дав и …нагло жрал шашлык. Его, Мугаба шашлык. И при этом нагло смотрел в глаза даже не думая отводить взгляда! Эта ужасная дашнакская челюсть ритмично, с ужасным на всю округу хрустом уничтожала то, что Мугаб лелеял весь день и мечтательно ждал вожделенного часа.
Это было выше его сил… Мугаб знал, что сейчас произойдет. И он еле сдерживал себя от непоправимого шага. Он был в миллиметре от него. «Может наши не узнают? Их же нет сейчас», -пронеслось в голове у Мугаба. Точно! Откуда они узнают? Я быстро, одной ногой там, другой уже здесь. Да и, в конце-концов, они же меня все бросили. Даже Зиядлы, который обещал каску прадеда подарить. Мысли в голове бежали быстрее Мугаба, хотя он на всех парах несся к сцене.
Стоп! А как же стенограмма! Они же все потом прочтут её…
Но было уже поздно. Ноги сами вынесли Мугаба на трибуну, где все было так до боли знакомо ему. Захотелось заплакать от нахлынувших чувств, в которых странным образом перемешались все пережитые за день обиды, ностальгия по родной трибуне, мандраш и все остальное.
Зал замер. Мугаб даже не стал баловать их приветствием. Они не заслужили этого. Он, как никто другой, знал, что надо говорить с этой высокой трибуны. Никто из всех выступавших когда-либо не мог бы сравниться с его, Мугаба, мудростью и ораторским искусством. Они наконец-то встретились. Мугаб и трибуна. Она податливо скрипела под его сильными руками, словно наконец-то дождалась своего истинного хозяина, своего рыцаря, который с помощью неё донесет людям свет в этом темном царстве. Речь. Её нужно готовить перед выступлением. Редактировать. Но только не в случае с Мугабом. Гению ораторского искусства никогда не нужно было готовиться заранее. Слова лились сами, подобно чистой родниковой воде.

- Слушайте все вы! Я пришел сказать вам всем официально – я ухожу! И это последнее моё выступление…

Мугаб шел к выходу, толкаясь локтями. Его душа ликовала. Он старался отгонять неприятные мысли. Черт с ними со стенограммами. Будь что будет! Один раз живем, в конце концов. Зато какая победа над армянами! Надо будет заскочить в парикмахерскую, а потом купить астраханские помидоры. В этом году они должны быть особенно вкусными, зря Кинза кидался ими. Жалко.

ЭПИЛОГ

Мугаб проснулся от звона будильника. Было 7 утра. Пора было одеваться на работу. Он стал сонно потягиваться. Подушка валялась на полу. А погода-то какая хорошая!
Тут Мугаб стал вспоминать про то, что ему снилось. В голове проносились какие-то отрывки про каких-то собак, каски, война… Ужас какой. Мугаб недовольно поморщился. Он понял, что с этим надо что-то делать. Мугаб решил, что со снами надо кончать. Всё! С этого дня он больше не будет видеть сны! Ведь есть же люди, которым никогда ничего не снится, он по них в журнале читал. И у него будет так же. Решено. Это был последний сон в его жизни!



--------------------
Инструктор азербайджанского парашютизма (с) Зиядлы
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Фанат Районов
post Nov 14 2006, 09:54 PM
Отправлено #2


Вкуривший Концепцию
***

Группа: Коварные Дашнаки
Сообщений: 510
Регистрация: 12-November 06
Пользователь №: 15



laugh.gif laugh.gif


--------------------
Куплю район в АР . Рассмотрю любые варианты.
user posted imageuser posted image
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Торжествующий Бизимдир
post Dec 8 2006, 11:46 AM
Отправлено #3


Unregistered









пока читал шашлыка захотелось smile.gif
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:
 

<% SYNDICATION %> Упрощённая версия Сейчас: 21st September 2019 - 12:15 PM
IBR Beige Style v2.1 by Fisana © 2005 
 
     

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100